?

Log in

Apr. 2nd, 2011

В 1966 году в Армении, в семье художника и скульптора Никогоса Зограбяна родился сын. Говорят, что природа отдыхает на детях талантливых людей, но тут случилось исключение, в очередной раз подтверждающее правило. С самого юного возраста Овика Зограбяна окружала творческая атмосфера, и не удивительно, что ему самому захотелось как-то выразить себя в искусстве.
Он окончил Ереванское художественное училище, а затем продолжил обучение в Московском народном университете им. Н.К. Крупской. Из всех существующих направлений живописи художника больше всего привлекал импрессионизм с его свободой образов, красочной палитрой и особой фактурой мазка, когда важна не столько точность прорисовки, сколько передача впечатления. Вдохновленный известными мастерами, Овик, вместе с тем, искал пути изображения действительности новым, непосредственным способом. И ему это удалось. Овика Зограбяна трудно причислить к типичным мастерам импрессионизма, потому что за характерными для этого направления размашисто-небрежными штрихами проступает уникальный стиль самого художника. Стиль, который не просто запоминается, а вызывает немедленный отклик в душе.

Пройти мимо работ О. Зограбяна невозможно – они, слово магнит, притягивают к себе и рассказывают свои истории. Даже если вы – случайный прохожий, бросивший недолгий взгляд на сочные, чуть размытые полотна, - за эти пару мгновений они изменят ваше настроение. Вы с удивлением обнаружите, что идете и улыбаетесь сами себе, встречным людям, солнцу и ветру. В чем же секрет? Казалось бы, на картинах нарисованы вполне обычные люди: кто-то спешит под дождём по делам, кто-то едет на велосипеде, иные медленно прогуливаются по скверу или сидят в баре и о чем-то разговаривают. Но все они необычно живые, яркие, каждый со своим характером и настроением. Будто невидимая рука нажала вдруг «паузу» при просмотре фильма, но стоит кнопку отпустить, как полотна оживут. Вон тот молодой человек в широкополой шляпе поцелует, наконец, свою спутницу, собачка спрыгнет с коленей хозяйки, а женщина под зонтом неуклюжей походкой заторопится домой. Возникает удивительный эффект движения, застывшего на полотне.

Все персонажи художника очень уютные, добрые, и, несмотря на некоторую наивность, искренние и настоящие. И, похоже, они все счастливы, независимо от внешних обстоятельств. Это особенно подкупает: хочется подольше задержаться взглядом на картине, чтобы разгадать секрет их радостного отношения к миру, и окунуться в эту радость самому.

В не меньшей степени привлекают внимание пейзажи мастера. По существу это картины-фантазии, наполненные солнечным светом и мерцающим колоритом ярких оттенков. Художник показывает, что даже в самый мрачный зимний день, существует бесконечное разнообразие цветов, надо лишь уметь их видеть. А его летние морские зарисовки буквально источают цветовую вибрацию вокруг себя. Много контрастных мазков, оказавшихся на холсте, словно минуя смешивания на палитре. Точных деталей не разглядеть, но они легко угадываются. В пейзажах нет строгой достоверности - прошлое, настоящие и будущее гармонично переплетаются здесь в единое целое. Венецианские гондолы и парусные яхты, мощеные мостовые и старинные фонари, шумные трактиры и тихие бульвары, веселые трамваи и скрипящие кареты – этакие запечатленные мгновения жизни. И эти мгновения переданы с удивительным разнообразием и тонким подбором элементов для каждого нового пейзажа. Холсты дышат объемом, изобилуют интенсивностью красок и настроений; мимолетные огни здесь соседствуют с голубыми тенями, прямой свет – с отраженным. Настроение художника передается созерцателю мгновенно, и он переносится в чудесный и красочный мир.

Овик Зограбян творит свое собственное описание природы и людей, наполненное безграничной позитивной энергией. С уверенностью можно сказать: перед нами невероятно талантливый художник, способный показать людям вечно ускользающую красоту этого мира.

Кучеренко Мария